В советскую эпоху журналистский талант и высокая нравственность сделали его символом справедливости, а в годы независимости его уличили во всех грехах, назвав оппозиционером и исламистом.

Но и тогда, и сейчас имя Отахона Латифи у народа на устах. Если бы не трагически оборвавшаяся жизнь, сегодня, 18 марта, ему бы исполнилось 85 лет…

Обратим сегодня внимание на несколько фактов из его биографии.

 

Партийный арабакеш

Отахон Латифи родился в 1936 году в Пенджикенте и был единственным ребенком в семье. Он пошел в школу в 1943 году – тяжелое время Великой Отечественной войны, но отец забрал его с третьего класса и отдал в русскоязычную школу, поэтому ребенку пришлось заново учиться в первом.

Есть в его биографии интересная деталь: немногие знают, что Отахон был единственным школьником в СССР, которого приняли в партию - потому что он спас народное добро, предупредив население о сходе мощного селевого потока. Это было в далеком 1956 году.


После окончания школы парень поступил в Ташкентский электротехнический техникум, но бросил учебу, так как не смог смириться с несправедливостью и вступил в конфликт с администрацией.

Вернувшись домой, он работал арабакешем в колхозе, а еще через год поступил на факультет журналистики Ленинградского университета, который считался самым престижным в стране.

 

Спаситель жизней

В годы работы журналистом он затронул темы, которые до него оставались в стороне от внимания общественности. 

Девушка, отданная в семейное рабство за калым. Ветеринар, который пошел против местных обычаев, не побоявшись вороватого директора совхоза. Секретарь райкома комсомола, собравший гарем для "старших товарищей". Почти каждая его публикация становилась сенсацией. А сколько еще сняли с газетной полосы бдительные цензоры - сотрудники Главлита. 

Один из примеров, который любят приводить его коллеги, это спасение от уничтожения Вахшской долины. Советский Генплан за один год подготовил проект строительства в низовьях реки Вахш гидроэлектростанции, мощностью, превышающей Нурекскую ГЭС. В результате, долину затопило бы искусственное море, а население долины отправилось бы в степи Узбекистана или Туркменистана.

Латифи опубликовал материал, который убедил советский Совмин бросить все силы на завершение строительства Нурекской ГЭС. Проект был остановлен.

Но не только журналистикой ограничивался его многогранный талант.

Его перу принадлежат также отличные рассказы, новеллы и притчи, преисполненные тонких наблюдений и глубоких философских раздумий. Один из своих рассказов Латифи посвятил дардарцам, жителям высокогорного кишлака в верховьях Зеравшана, откуда происходят и его корни. Его книга «Белая осень» стала раритетом.

 

Возмутитель спокойствия

Журналист Саломиддин Мирзорахматов пишет, что его материалы буквально раздражали некоторых, а очерк «Памир без эмоций» сделал его собкором «Комсомольской правды» по Таджикистану и Узбекистану, а затем и Средней Азии.

Борис Панкин, советский и российский дипломат, журналист, министр иностранных дел СССР, вспоминает, что в бытность главным редактором «Комсомольской правды» он познакомился и подружился с Отахоном Латифи.

«Он был возмутителем спокойствия, эдаким «ужасным ребенком», который нарушает правила игры, лезет, куда не надо и тем самым мешает отцам народа беспрепятственно творить свою волю, а то еще и «под монастырь подводит», - говорил он.

Писатель Мансур Суруш оценивает Латифи как умеющего глубоко «копать». Его побаивались, а некоторые обвиняли в отсутствии патриотизма.

«Он тяжело переживал это. Каждый критический материал стоил ему дополнительных седин», - отмечает Суруш.

Журналист Дустмухаммади Дуст встретился с Латифи в Москве и передал стопку писем от таджикских беженцев в Афганистане.

«Когда Латифи начал читать первое письмо, по его щекам потекли слезы, - рассказывает Дуст. - Когда он закончил читать все письма, его глаза загорелись от ярости, и он вдруг закричал на меня: «Я сто раз говорил вам, демократам, что от митингов не будет добрых последствий. Этот бедный народ просит меня помочь им. А что мы можем сейчас?!»

Журналист Юрий Киринициянов написал в воспоминаниях о том, как однажды во время очередного застолья Отахон Латифи  начал читать стихи, «да так, что мы забыли про запотевшие стаканы с терпким абхазским вином. Низами, Рудаки и Хайям заглянули к нам на огонек, надо было просто подвинуться за общим столом».

Профессор Абдунаби Сатторзода, который был рядом с Латифи во время действия Комиссии по национальному примирению, поделился воспоминаниями в прессе - в четвёртом раунде переговоров в Алма-Ате бывший президент Кыргызстана Аскар Акаев и Отахон Латифи сидели напротив друг друга.


Акаев во время беседы, вспоминая свои студенческие годы, сказал Латифи, что еще с тех времен заочно знал его: «Я читал ваши статьи, многому научился и был воспитан на основе ваших работ». 

 

Латифи – миротворец

В 90-е годы он возглавил фонд «Умед», стал руководителем Координационного центра демократических сил, который объединил все прогрессивные оппозиционные силы в ближнем зарубежье и инициировал проведение межтаджикских переговоров.

Разлуку с родиной он переживал тяжело. Поэтому, наверное, так активно включился в мирный процесс. Когда он прилетел в составе Комиссии национального примирения в Душанбе, говорят, он - единственный - поцеловал родную землю.

В Комиссии национального примирения Латифи год проработал председателем подкомиссии по юридическим вопросам.

Между тем, он отказался занять пост в правительстве, не желая принимать участие в дележе министерских портфелей.

 

Латифи о себе

«Признаться, желания оставить журналистику у меня не было. Да и вначале я был категорически против административной деятельности. Но меня подкупило признание Каххора Махкамовича в том, что руководство республики на новом этапе ее развития стремится подобрать на руководящие посты кадры, способные и мыслить неординарно, и решения принимать нестандартные», - рассказывал он в интервью Хулькару Юсупову – корреспонденту газеты «Коммунист Таджикистана».

«У меня такая натура, что необычные факты вызывают эмоциональные размышления и полет мысли», - писал Латифи о себе.

…Ранним утром 22 сентября 1998 года, когда Латифи вышел на улицу из своего дома, он был убит тремя выстрелами в сердце. Убийцы понесли наказание, но заказчик до сих пор неизвестен.

В 2000 году Отахон Латифи был посмертно награжден орденом «Шараф».

По инициативе писателя с мировым именем Чингиза Айтматова в Бишкеке одна из улиц названа в честь Латифи, в Таджикистане, где он жил и творил, его имя предано забвению.

 

ДОСЬЕ «АП»:

Трудовую деятельность начал в 1957 году колхозником

Окончил ЛГУ в 1963 году,  журналист.

Младший редактор издательства "Ирфон", литсотрудник газеты "Комсомолец Таджикистана", инструктор ЦК ЛКСМ Таджикистана, переводчик газеты "Комсомолец Таджикистана", литсотрудник газеты "Комсомоли Тоджикистон" (1963-67 гг.).

Собкор "Комсомольской правды" по Таджикистану, Узбекистану, спецкор по Средней Азии, зав. Таджикским отделением АПН (1967-73 гг.).

Собкор "Правды" по Таджикистану (1973-89 гг.);

Зам. председателя Совета министров Таджикистана (1989-весна 1991 гг.).

С 1991 - вновь в журналистике, собкор "Известий".

Председатель Союза журналистов Таджикистана (до 1993).

С 1993 года - председатель Координационного центра демократических сил Таджикистана в странах СНГ (Москва), заместитель руководителя делегации ОТО на межтаджикских переговорах.

В 1997 г. вернулся из эмиграции на родину (три года он прожил в Москве и два - в Тегеране).

Убит в Душанбе в сентябре 1998 года.

Читайте нас в  TelegramFacebookInstagramViberЯндекс.ДзенOK и ВК.

Свои вопросы, сообщения, видео и фото присылайте на ViberTelegramWhatsappImo по номеру +992 93 792 42 45.